Как все помнится...

       Бегут  часы – торопятся минуты, все дальше и дальше 1941 год. Это уже история, а как все было там, в далеком сорок первом году? Что  помнится детям войны?

       13 октября 1941года   в село Ильинское пришли немцы, а ушли через два месяца - 19 декабря. Уходя, сжигали дома, разоряли все на своем пути. В зажиточном  селе Ильинское из пятидесяти домов осталось тридцать пять, сгорели школа, мельница, пекарня, молокозавод. Рядом с Ильинским находилась деревня Семеновская, в которой было пятьдесят домов, она полностью сгорела и уже больше не отстраивалась. Какое страшное было время! Мужчины на войне, из ста ушедших воевать, не вернулись домой пятьдесят один, женщины с детьми переселились в землянки и старались сберечь  детей.

      Село Бурашево. Вначале враги прошли мимо него, они остановились в деревне  Трояново, прогнав  всех жителей. Целый месяц гитлеровцы наведывались в село  на склад психиатрической больницы за продуктами, но позже пришли и в него,  разместив свой штаб в «красном» доме, теперь это дом № 8. Рассказывает Русакова Зоя Сергеевна: «Мне было девять лет, и я хорошо помню, как наблюдая  за немцами,  очень удивилась, что они обыкновенные люди. Я думала, что немцы – это страшные чудовища. Мама, спасая нас четверых детей так, как отец был  офицером и  воевал,   переселилась из города Калинина  к родственникам в село Бурашево. В небольшой комнате жили три  семьи. Однажды в дом попал снаряд, но не разорвался, лишь крыша   прогнулась от  удара.   В комнате под потолком  висела икона Николая Чудотворца, он и спас! С этой иконой мама обошла дом вокруг и его, уже  приготовленного к сжиганию, обложенного соломой тоже спас Николай Чудотворец! Не перечесть твоих чудес, Господи!

       В больнице находились больные, но  по  приказу немцев  многие были  отравлены. Когда в декабре 1941 гитлеровцы стали отступать, уходя из села,   уничтожали все на своем пути: жгли дома,  взрывали больничные корпуса. В одном из корпусов лежали ранение немцы, но и их не потрудились вывезти, а просто взорвали. В селе  горели дома,  от пожарищ было светло, жарко и страшно!  На месте военного городка была деревня Александровка, которая выгорела дотла. В деревне Старково, расположенной рядом с селом Бурашево,  целыми остались всего два дома. Жители села Бурашево  прятались  в подвале «бетонного» дома, теперь дома № 9».

       Романова Екатерина Никитична вспоминает: «Когда началась война, я уже работала в больнице. Мне помнится, как провожали на войну мужчин от администрации больницы (теперь это вещевой склад): плакали дети, рыдали жены и матери. Я тоже там была, провожала брата, который так и не вернулся, погиб.

       Немцы пришли и  остановились в деревне Трояново, и оттуда обстреливали Бурашево. Спасаясь, мы с  подругами  прятались в «калориферной»  больничного корпуса. Мама осталась жить в Трояново. Чтобы немцы не увели со двора корову,   спрятала  ее в омшанике,  кормила  через крышу, и корова, как будто что-то поняла, затаилась, ни разу не пикнула, правда молока не давала. Спасла она  нас  зимой 1942 года, когда мама  в лес, где я работала на заготовке дров, привезла мясо.  Бои шли на подступах к Москве, но и у нас воевали, защищая Родину! Моего племянника Кузьмина Николая Сергеевича, который был связным в танковой бригаде, немцы поймали, пытали: вырезали звезду на груди и лбу, а потом казнили.

       Отступая, враги сжигали все: в   деревне Трояново после пожара осталось  всего три дома. Горело и Бурашево, взрывались больничные корпуса, один немец зашел с взрывчаткой в отделение, там и остался навечно - не смог выйти, двери захлопывались автоматически.  В 1944 году я добровольно ушла на фронт, вернулась и всю жизнь прожила в Бурашево, работая в больнице».

       Часто рассказывала ныне покойная Яковлева Мария Павловна, как ее пятнадцатилетнюю прятала мама от немцев, как было страшно, когда  горела деревня Трояново и все колхозные постройки. Горел амбар с зерном и жители деревни  спасали не свои дома, а запасы амбара - выносили зерно. Потом зерно перебрали по зернышку - обгорелые раздали жителям, а целые весной посеяли.  Урожай   таки спасли!

       Рассказывала, как радовались, встречая  советских воинов, как с проезжающей машины помахал солдат и крикнул: «Здравствуй, Маня, как мои, спаслись?» и все – колона машин проехала. Не узнала солдата Марья Павловна, но потом в каждой  деревенской женщине   теплилась надежда: «Мой был солдат»! Сгорел родительский дом и зиму скиталась семья Яковлевых   по родственникам, пока весной не выкопали землянку. Вспоминала,  как  мальчишки хоронили убитого гитлеровцами Героя Советского Союза танкиста Лукина, который первый прорвал оборону немцев. Мальчишки выбрали место для могилы и похоронили храброго воина и вместе с ним завернутый   орден Красной Звезды.

       Маленькая деревня Лукьяново. Там жила Агеева Татьяна Гавриловна и в 1941 году было ей  всего 20 лет. Окружив деревню, немцы  стали забирать девушек на работы в Германию. Пришли и за Татьяной, но дочь спас отец, который в первую мировую войну воевал и был в плену в Германии. Из Германии отец привез картинку немецкого города, которая висела у них на стене, и знание немецкого языка. Отец на немецком языке просил оставить дочь дома и  немец  смилостивился, ушел. А те девушки, которые были увезены из деревни так и не вернулись -  пропали бесследно. В семье было три сестры и брат -  Кустиков Николай Гаврилович, который погиб на войне и похоронен в Прибалтике.

       При отступлении немцы успели  сжечь  деревню Лукьяново, но под натиском кавалерийского полка все же отступили. Жители спаслись тем, что убежали в болото, спрятавшись в стогах с сеном. Когда встретили советских солдат, вернулись в деревню, которой не было,  жили в землянках. Потом зиму работала Татьяна Гавриловна в  лесу на заготовке дров и добрая женщина из деревни Завидово подкармливала  их с подругой - варила маленькую кастрюлю картошки. Пришла весна 1942 года - запряглась в плуг Татьяна Гавриловна,  пахала землю, сеяла, сажала,  потом много лет работала в колхозе.

       Деревня Езвино. В 1941 году    Хренковой Людмиле Ивановне было 13 лет. В семье  отец, две сестры и брат, мама умерла, когда Людмиле Ивановне было чуть больше года. Запомнилось девочке, как пряталась семья с соседями  в пчельнике, как немецкие солдаты выгнали их и погнали по деревне, выстроив  парами. Идут и думают: «все смерть», но пощадили немцы  – отпустили. Помнит,  как  солдат снял с ее рук варежки, у подружки срезал пуговицы с шубы, отобрал шарф.

       Когда  прогнали немцев, которые успели    сжечь  в деревне восемьдесят домов, целых осталось только  пятнадцать,  стали  жить в землянках. Вспоминает Людмила Ивановна, как весной собирали и хоронили погибших солдат в селе Покровское. Брат Малинов Михаил Иванович  не вернулся с войны, пропал без вести.

       Александр Васильевич Иванов жил в деревне Андрейково. Мал был еще, но четко помнит, как три семьи, в которых были один, трое и пятеро детей увезли из деревни для  переселения  в Германию. Сборный пункт был в деревне Квакшино. Семью Александра Васильевича Бог миловал,  спаслись - прятались  в церкви,  пока не  смогли вернуться домой. Все было в жизни мальчика: видел, как финский солдат ударил кроху сестру  и та умерла. Весной хоронили погибших солдат, которых собирали по полю. Воины были одеты в белые полушубки и погибли, когда на «ура» наступая с леса - вышли  под огонь гитлеровцев. Под натиском  атаки немцы убежали, оставив своих убитых.

       Деревня Гришкино Большое. До войны  там жила семья Асоровой Тамары Петровны. Мама умерла и потому тринадцатилетняя Тамара с младшей сестрой жили  с дедушкой и бабушкой. Отец ушел на фронт, дедушку не взяли (преклонных лет был мужчина), и когда пришли немцы, ему приходилось прятаться – принимали за партизана. Все равно не уберегся дедушка, был застрелен врагами. Помнит Тамара Петровна, как немецкий солдат  собирал по деревне девочек и заставлял  каждый день  чистить картошку. Когда гитлеровцы отступали, сожгли почти все дома в деревне. Сгорел и дом бабушки.

       Вот какая жизнь была у очевидцев войны тогда! Все помнит детская память! Разрывы снарядов, бомбежки, автоматные очереди, самолетный гул и лязг танков по дороге, пожары!   Но на вопрос: «Что же  вы ели тогда»? Отвечали все одинаково: «С едой было трудно, ведь  запасы сгорели».       Выросли дети войны, родили своих детей, дождались внуков  и правнуков, уже некоторые из них  достойно прошли свой земной путь. Но живые помнят и не забывают ужасы  тех шестидесяти пяти  дней!  Сегодняшнему поколению надо знать и помнить, какой ценой далась победа!

       Это лишь часть услышанных истории, а сколько  еще не рассказанных?

       В уходящем 2012 году у наших участников  Великой Отечественной войны были юбилеи, им исполнилось по девяносто лет - Романовой Екатерине Никитичне, жительнице села Бурашево, Дудуеву Михаилу Ефимовичу жителю деревни Сушково, Афанасьевой Марии Петровне жительнице деревни Березино. Поздравлять никогда не поздно: здоровья вам, дорогие юбиляры и долгих лет жизни! Простите нас за все!

       5 декабря у Агеевой Татьяны Гавриловны будет День рождения, ей исполнится девяносто один год. Администрация муниципального образования  поздравляет  Татьяну Гавриловну с днем рождения! Желаем  этой  трудолюбивой, веселой, стойкой женщине крепкого здоровья и всего самого наилучшего!

 

Галина Бондарук.